Аркадий Астров

Четвертая заповедь

1.

В нас задатки вампирьи и ведьмины.
Нам грехи свои часто неведомы,
лишь томится душа беспричинно -
она чувствует все наши вины...
Ничего нет более горшего
материнской могилы заброшенной,
    вся природа - немой укоризной!
только мама простит... как при жизни.

2

"...Родная девочка, дочурка, доча..."
    старик понурый то стоит, то лёг,
    дрожащими губами он бормочет
    один и тот же горький монолог:
"...беда... пришла беда... её глаза
    по мне скользнули лезвием холодным,
    не на меня смотрели, а куда-то за...
    что делать мне... что делать? - что угодно:
    копить обиду, злую землю грызть,
    иль по ночам кончаться от печали,
    или, пожав насмешливо плечами
    и пошутив, на плаху поплестись...
    всё это будет так неинтересно,
    и скучно, и предельно неуместно,
    и буду жалок я, и буду я смешон -
    точь-в-точь, как обречённое на слом
    немодное, расшатанное кресло...
    А может быть - в небытие, в приют,
    в дом престарелых, там - уют?..
    А если с нею; это повторится -
    Эринии - злопамятные птицы...
    Пусть будет приговор необратим,
    но знаю: сердце, забывая биться,
    в последний раз шепнуть не поленится:
    "как дай вам бог любимой быть другим"...
    всё дальше берег, дальше. Я - на льдине,
    она - на берегу, ко мне спиной"...
    
        Судьба нам платит тою же ценой
        за все наши долги и наши вины.

3

Дочь уехала в Нью-Йорк.
У неё - моя сноровка.
Почему-то до сих пор
нету писем из Нью-Йорка.

    Денег требует Нью-Йорк -
    две квартиры, мебель, дачу,
    утварь, книги и фарфор
    мы распродали удачно.

В доме престарелых я.
- "Потерпи совсем недолго:
лишь устроится семья -
вышлем вызов из Нью-Йорка"...

    Уезжали как-то вдруг,
    не сказали день отъезда,
    не простился с дедом внук,
    зять не попрощался с тестем...

Дочь - солидный человек,
врач! ей верю безгранично...
Моя версия для всех:
сам остался, здесь - отлично!..

    Говорят, суров Нью-Йорк.
    Дурачки - не рассчитали:
    их пособие моё
    поддержало бы вначале...

Что там с ними? взять бы в толк,
мне бы весточку - и только...
сил всё меньше, я оглох,
мне уже не до Нью-Йорка...

    Слишком он далёк, Нью-Йорк,
    но порой бывает горько...
    десять лет - ещё не срок...
    нету писем из Нью-Йорка.


Читать далее: Поэзия Аркадия Астрова и Елены Копытовой