Аркадий Астров

Нищие (календарь обычный)

Холодные цепкие руки.
    Холеные бледные руки
        Хваленые руки зимы.
Не брали меня на поруки,
    а все ж довели до сумы.
        Я - нищий. И духом я нищ:
            всю долгую, долгую зиму
                мне льдистые пики грозили,
                    свисая с кровельных ниш,
                        и, зная про будущий зной,
                            угрюмо грозили мне вьюги
                                не только морозной войной -
                                    серьезной крысиной возней...
- Спасибо, любезные други,
    за ваши услуги, потуги,
        негласные ваши заслуги,
            за ваш неусыпный конвой,
                за немоту колоколен...
                    Ну что вы! - Я очень доволен:
                        мешает нам шум без причин.
Умели вы сильных мужчин
    ломать и безжалостно школить...
        - Да нет же! Я очень доволен,
            я - ваш, и мы все - как один!
                Спасибо за нашу неволю,
                    за незащищенность седин,
                        за вашу негромкую службу, -
                            нельзя же изъять из главы
                                заботу о всех безоружных!
А кто не склонял головы -
    умели немедленно вы
        под наст уложить непослушных,
            чтоб после сочувственно слушать,
                как женщины полночью вьюжной
                    над холмиком каждым натужно
                        учились по-волчьему выть...
А нам ледяная наука
    далдонила в каждое ухо:
        "Счастливец, иди присягать!
            Целуй же пречистые руки!
                И даже во сне посягать
                    не смей на лихие снега!
                        Не смей, как в помойке, копаться
                            ни в мыслях своих, ни в стихах.
Холодные цепкие пальцы,
    их мертвая хватка - в костях,
        в крови застревающий страх...
            Молчать... Потакать... Улыбаться...
        Спастись и остаться! Остаться
            хотя бы у края системы...
                Уйти от тюрьмы и сумы...
Двуличны, безлики и немы,
    трусливо надеялись мы,
        что кто-то же должен подняться
            для гибели, для Колымы,
        для самого главного боя,
            что кто-то - герой или Бог!
                приблизит ценою любою
                    свободный весенний поток...

1981 г.


Читать далее: Календари