Аркадий Астров

Воспоминания. Валерий Стародубцев. Команда космонавтов

Валерий Стародубцев
Театральный критик, сценарист
(Германия, Берлин)
Аркадий Павлович был человеком, влюбленным в искусство. Не только в театр. Был хорошим характерным актером и педагогом. Я хорошо его знал в свои школьные годы, когда участвовал в нескольких тюзовских спектаклях. Мне было лет тринадцать, когда он дал мне свою тетрадку с записями по эстетике, но тогда мне это было не по зубам (впрочем, позже тоже). Помню, как он разбирал роль Подколесина в гоголевской "Женитьбе". Он учил считывать смыслы, таящиеся за словами. Для меня это было настоящим откровением, наверно, первым прикосновением к таинству театра.

Одна из его лучших ролей - Майор в пьесе Б.Шоу "Ученик дьявола" была отмечена журналом "Театр", что по тем временам для провинциального театра большая редкость. Мы гримировались в одной большой мужской гримерке, часто вместе возвращались домой после спектакля (были соседями). По дороге он читал стихи. Он первый открыл для меня поэзию Бориса Слуцкого и Давида Самойлова. У него в доме на улице Аусекля я впервые увидел библиотеку, от которой перехватило дыхание - столько там было настоящих сокровищ. Книжные полки стояли не вдоль стен, а перпендикулярно, чтобы сэкономить пространство. Он был очень светлый и творческий человек, далеко не до конца реализовавший себя в условиях детского театра.

В заключение маленький анекдот из тех времен. В начале 60-х, вскоре после полета Германа Титова, когда мы очень гордились нашими первыми космонавтами, кто-то из актеров сказал: "Жаль, что в труппе нет никого с фамилией Гагарин (Титов в труппе был). Тогда бы и у нас была своя команда космонавтов".

Рудольф Дамбран обратился к А.П.: "Аркадий, тебе надо поменять фамилию на Гагарин".

"Почему мне?" - удивился Астров.

"Ну, все же знают, что у тебя псевдоним. Зато, когда тебя спросят: "А какая у вас была фамилия раньше?", ты сможешь честно сказать - Астров".



Читать далее: Воспоминания